17:44 

~Eule~
А в это самое время статически сжатый воздух действует как едущая на такси весна
изображение


Немного предыстории: мы с кей пошли гамать в Теру. Сова физически не может не придумать историю про любого нравящегося ей персонажа. Даже если это Ау Чаще всего это Ау или кроссовер. Другое дело, что обычно я эти истории не записываю в виду их большой расчлененности ииии еще много каких причин. Но в этот раз я не удержалась.
Потому что мне очень хотелось представить, как встретились наши персонажи и как они, собственно, попали в ту экспедицию на остров. Я буду выкладывать это дело сюда и может быть на фикбук, когда появится достаточно материала. Название придумаю чуть позже.
Огромное спасибо KeyHof за бетинг!


Глава 1

Бесконечные поля, покрытые поспевающей пшеницей, постепенно сменились заливными лугами во влажной и узкой долине. Сенокос подходил к концу, и кое-где высокие заросли заменяла топорщившаяся оттава. Уже темнело, небо стало оранжево-красным, и солнце стремилось к закату, разливая яркий свет по летней Аркадии. Этот июль выдался на редкость теплым и влажным, но уже подходил к концу. Гнус вился в воздухе черными тучами, и с полей несло преющей травой и сыростью.
Огромный амани, почти три метра ростом, медленно вел усталого коня по полю. Бедное животное пронесло своего хозяина не одну милю, и теперь лениво тащилось за поводьями, зарывая копыта в мягкую почву. Хозяин, уставший не меньше коня, всматривался вдаль в поисках приюта на пару дней, пока не отдохнет его верный товарищ, и он сам не починит топор с огромной трещиной прямо по лезвию. Это оружие видало многие битвы, но столкновения с василиском не выдержало. Тварь здорово потрепала и амана: на его груди, руках и шее виднелись уже заживавшие царапины и перевязанные чем попало раны. Встреча с самкой василиска стала очень неожиданной: в этих краях они были редкостью, да и эта наверняка приблудилась. Оставалось надеяться, что денег за свежеснесенное яйцо и чешую дадут достаточно.
Ветер с ровным металлическим шелестом проносился сквозь траву, высотой, должно быть, больше метра. Вдруг, нечто маленькое и быстрое стало стремительно приближаться к воину. Тот выхватил секиру, молясь всем богам, чтобы она не доломалась в этом бою. Прищурился и громко фыркнул, как бык. Затем широко расставил напоминающие копыта ноги и крепко стиснул рукоять в руках. Он наблюдал за приближением кого-то юркого и невидимого среди этих сочных зеленых листьев. Некто замер в паре метров, но в темноте было тяжело разглядеть, был ли это неуклюжий бандит или кто-то из жителей окрестных деревушек.
- Кто ты? - спросил амани.
- Теколотль! - ответил звонкий мальчишеский голос. Его обладатель на мгновение замялся, но потом выдал уверенным голосом, - А вам лучше убрать оружие. Я все равно быстрей убегу и позову охрану!
Амани опустил секиру на землю и улыбнулся. Ему очень хотелось разглядеть того, кто скрывается в траве. Он задумчиво поскреб грязный запылившийся рог, ожидая, что же незнакомец будет делать дальше.
- А вы кто? - спросил мальчишка. Он так и стоял на месте, не делая лишних движений, будто перед ним был дикий зверь или грабитель.
- Я Харкол, - ответил амани. - Странствующий воин. Ты здесь живешь неподалеку, а, мальчик?
Теколотль в траве громко и гордо угукнул. Он немного успокоился, выпрямился во весь свой рост, и теперь в траве были едва различимы темные рога кастаника.
- Отведи меня в свою деревню. Я и мой конь устали. Мне сказали, где-то неподалеку Ламбертаун, но, кажется, сегодня я туда точно не попаду.
- До Ламбертауна идти и идти еще! Пешком часа три или четыре, но ночью ходят голодные гиены. А тут только одно ранчо и наша деревенька. А вы точно меня есть не собираетесь?
- Людоедство - это последнее, чем занимаются амани.
-Так вы амани!? - сказал мальчишка и подошел вплотную. Он пытался рассмотреть воина в темноте, открыл широко рот и начал ходить вокруг Харкола, будто увидал Велику во плоти.
- Да, а что?
- Ух, ты! - воскликнул Теколотль. - Я никогда не видел таких, как вы! Пару раз издалека только, но они все какие-то не такие были. Какой вы огромный! А вы точно-точно амани?
Уставший Харкол не знал, сердиться ли ему на любопытного мальчика или радоваться его детскому восхищению. Он слишком утомился и мечтал уже, как ляжет отдыхать после сытого ужина. Он умудрился поймать шустрого кастаника и плюхнул ему ладонь на плечо. Тот даже вздрогнул.
- Точно. Веди меня в деревню, Теколотль.
***

Они шли через поле напрямик. Мальчишка уверенно шагал впереди, чавкая по почве соломенной крестьянской обувью. Комары и мошки с амани тут же перекинулись на него, и Теколотль размахивал в воздухе большим листом ведры, чтобы отогнать от себя этот гнус.
Мальчишка старался не болтать по дороге (его попросили об этом), хотя Харкол спинным мозгом ощущал, как Теколотля разрывает от вопросов. За всю дорогу он только спросил, чьи это такие огромные яйца привязаны к лошади и откуда такая шикарная секира. А еще он сразу заметил в ней трещину и сказал, что его отец - кузнец и наверняка поможет починить оружие.
Деревня, в которой жил мальчишка, оказалась совсем небольшой, но огни на главной улице так ярко светились, что видно их было почти за километр. К тому времени уже совсем стемнело, стало невыносимо тихо, и единственным шумом стал путешествующий по равнине ветер, приносящий откуда-то запах свежесрубленного дерева. Кузня и хижина при ней стояли на самой окраине. Двухэтажный каменный дом с огромными печными трубами и красивыми резными коньками выглядел чем-то чужеродным среди невзрачных деревянных изб других жителей. На лавочке меж двух жаровен сидела женщина, которая постукивала носком ботинка по пыльной вытоптанной земле. На коленях она держала большой спелый подсолнух и лузгала семечки.
- Ну, и который сейчас час? - сказала она, завидев выбегающего на свет Теколотля. Тот замер на месте и обернулся в темноту, почесывая затылок. Аман вышел из-за его спины, придерживая поводья коня, и наклонил голову в знак приветствия. Женщина смутилась и поднялась с лавки, на мгновение забыв про семечки.
- Вот, я спас путника, - сказал Теколотль, указывая на амана. Женщину, впрочем, это не особо впечатлило.
- Извините, это я его задержал, - сказал Харкол. - Я потерялся в ваших краях. Плутаю тут уже вторые сутки.
- Да, нет, что вы! Этот сорванец должен был быть дома еще в обед, но опять куда-то усвистал. Как тебя еще ни одна гиена не сожрала!? Марш домой! - ответила женщина, провожая взглядом мальчишку, который послушно побрел в сени. -Так вы путешественник? Вот вас потрепало-то! Ну, немудрено: в наших краях чудищ не меньше, чем в Остагаре! Вам лучше переночевать тут, у нас, если не хотите напороться на каких-нибудь кум или кого похуже.
Харкол решил, что одного василиска ему уже хватило и кивнул еще раз.
- Я вам заплачу за ночлег.
- Это само собой разумеется, - женщина поманила гостя за собой в дом.
***

На стол подали огромный котел, внутри которого парила пшенная каша с тушеными овощами. Всем раздали большие ложки, чтобы еду черпали прямо из посудины. Вокруг котла стояли плетеные тарелки со свежим хлебом, молодым сыром, зеленью и глиняный кувшин ягодного вина.
Харкол ощущал себя в раю со всеми этими явствами после нескольких дней на солонине и сухарях, но мальчишка не позволил ему вдоволь насладиться пищей. Теколотль сам почти ничего не ел, только щипал хлеб и, сложив аккуратно руки на столе, расспрашивал воина о том, какая она, Велика, и Кастаника, да и другие города - тоже. О том, какого размера был тот василиск и как так об него сломалась такая хорошая секира. И правда ли что они могут обернуть тебя в камень взглядом. И видел ли Харкол хоть где-то злобных деванских колдунов, и правда ли, что они воруют и варят заживо маленьких детей. Правда ли, что у эльфов женщины и мужчины - это одно и то же, и что груди у них только для красоты и нарастить их может любой по своему желанию. Сколько драконов Харкол убил за свою жизнь и спас ли хотя бы одну принцессу. И запрещено ли амани убивать драконов, раз они сами немного драконы. Теколотль спрашивал, из какого камня делают барака. А еще про Элийцев и Попори, но больше всего - про амани, и все ли они такие здоровые или только Харкол.
Воину это льстило. Он был действительно не маленьким, хотя сам видал и покрупней. Рога некоторых были шире его ладони.
Родители долго пытались одергивать сына, но тот замолкал на считанные секунды. С другой стороны, Харкол в общем-то сам был не прочь рассказать о том, что он знал и помнил. И даже про гигантских пауков, которые могли висеть в небе. И про наг с огромными мечами и даже про толстых кум, которых можно при желании принять за статуи. Харкол был почти в каждом уголке Аркадии и много где побывал в Остагаре, от диких джунглей до мрачной Кастаники. Он рассказывал про гигантского краба, которого всей деревней ели неделю и про выловленных акул. Про все, что он видел за многие и многие годы своих странствий.
- А правда, что у амани рога не меняются каждый год? - спросил мальчишка. И тут он получил от матери черпаком по макушке.
- Ты слишком много говоришь! Лопай давай! И так наверное толком не обедал.
- Мааам! - он обиженно потирал шишку. - Ну, мне же интересно...Я-то нигде дальше леса Забвения и не был.
- Тебя и там чуть феи не утащили, - смеялся отец Теколотля, здоровый кастаник с г-образными рогами и густой бородой. - Пришлось нам с твоим братом их отгонять.
- Я, между прочим, сломал нескольким крылья. И когда вы подбежали, отгонять уже было особо некого.
- Ладно-ладно, твоя правда, - кузнец отер губы и руки и аккуратно положил перед собой полотенце. - Наш старший сын не первый год в армии, хочет стать одним из Мечей Кайи. Недавно для этого уехал в Кастанику. Я думал, Тека тоже запишется туда, но он балбес.
- А вот и не балбес! Мне неохота стоять в одной позе круглые сутки, лучше я тебе буду в кузнице помогать.
- Пропадая полдня неизвестно-где, - сказала мать, разливая чай и заменяя пустое блюдо тарелкой с кренделями. - Тебя когда-нибудь забодает норук. Или сожрут орки, вот честное слово! Хоть бы ты защищаться от них умел! Я бы не так волновалась.
Харкол задумчиво потирал подбородок. Он пригляделся к Теколотлю, загорелому и крепкому парнишке, который был явно знаком с тяжелой работой кузнеца. Его волосы и брови выгорели на солнце настолько, что напоминали пепел, должно быть, действительно много ходил по окрестностям. Хозяин дома был прав, из него бы действительно вышел отличный воин.
- Я могу его кое-чему научить, - сказал Харкол. - Во всяком случае, избегать всяких тварей и защищаться от разбойников - точно.
- Это, должно быть, отнимет у вас кучу времени... - сказал кузнец.
- Я никуда не спешу. Мне надо только продать эти яйца василиска. Я устал от странствий, и с удовольствием бы осел где-то на время. И если вы предоставите мне жилье и еду, поучить Теколотля будет больше развлечением, чем трудом. Работать будет он.
- Ага! Будет он работать! - рассмеялась мать. - Пару дней будет послушным, а потом опять сдует в поля!
- Вот и неправда! - проворчал Тека.
- Да, неправда, - кивнул Харкол. - У меня не убежит.
Кузнец во главе стола ухмылялся, покусывал мундштук трубки, которую он раскурил, и пускал облачка ароматного дыма. Сын оглядывался то на него, то на мать в поисках одобрения.
- Я был бы очень рад. Я сам сражаться не умею: от отца унаследовал только кузнечное дело. Но мы живем небогато: в основном простым работягам чиним мотыги и пилы. Ну, бывает, луки охотникам. Платить нам нечем.
- Я ничего не говорил про плату, - сердито заметил аман, - только про кров, еду и место для моего коня. И про секиру, которую нужно починить.
- Ох, извините, - осекся кузнец. - Не хотел вас обидеть. Это точно без проблем! Оружие я могу починить любое, а место для такого гостя найдется всегда. А ты согласна, Мецтли?
- Да, мне не привыкать готовить на ораву. И потом, один аман не сможет меня вывести из себя так, как это умеет твоя мать.
Кузнец засмеялся, заметил, что теща его нисколько не лучше и что они со свекровью наверняка в сговоре, две старые кумушки. Он поднялся со стула и пожал Харколу руку. Мецтли потрепала сына за ухо и сказала, что он попал по полной программе. Тот не поверил.
Зря.
***

В летние ночи Теколотль спал прямо на сеновале. Он любил поутру ощущать свежесть, и мать не будила его там бряцаньем чашек, как зимой, когда он ночевал на печи. Покусывали комары, но их выросший в деревне мальчик не замечал. Он зарывался в ароматное сено и крепко спал, пока кто-то из родителей не начинал пихать его черенком грабель. Или острыми вилами. Чаще вилами.
Этим утром никто его ничем не тыкал: Тека впервые проснулся от команды "Подъем". Громкий голос рявкнул так, что даже пара голубей, сидевших на подоконнике, слетела с насеста. Сам мальчик аж подпрыгнул на сеновале и едва не воткнулся рогами в крышу. Он посмотрел за окно: солнце только взошло, и он бы с удовольствием поспал еще часок-другой.
- Вставай! - раздался громкий, как раскат грома в шторм, голос. Тека свесил голову и понял, что кричал Харкол. Мальчик громко зевнул, но вспомнил вчерашний разговор и лениво слез с сеновала, потирая заспанные глаза.
- Зачем так рано? - спросил он.
- Потому что я не собираюсь тебя ждать весь день. Приведи себя в порядок, и пошли в город.
Харкол заставил новоиспеченного ученика умыться, переодеться и плотно позавтракать, а после целый час учил полировать рога с помощью мази. Она пахла полынью, тмином и, кажется, была сделана из медвежьего жира.
«Потому что рога - гордость любого воина. И если уж они есть, то за ними нужно ухаживать так, чтобы все восхищались», - так сказал аман.
Тека сначала поворчал, но рога действительно были значимой вещью для любого кастаника. В конце концов, у эльфов-задавак были только длинные уши, а у людей и то отсутствовало.
- А куда мы пойдем после того, как продадим эти яйца василиска? - спросил он, рассматривая свое отражение в начищенном тазу, который использовал вместо зеркала.
- Мы не пойдем, мы побежим. И тот, кто остановится первым, будет чистить картошку на ужин.
- Это же с ума сойти как далеко бежать!
- Кто-то боится продуть, м? - сказала Мецтли, сидевшая на лавке в кухне и вязавшая свитер.
- Пф! Я ничего не боюсь! - Тека оторвал большой ломоть булки и собрал ладонью рассыпавшиеся по столу крошки. - А если я выиграю, то буду вставать на час позже!
- По рукам. Доедай и пошли, - сказал Харкол, отер молочные «усы» и поднялся с лавки.
Их двоих не было до самого вечера. Мецтли уже начала переживать, пока не увидела темную фигуру амана, идущего по главной дороге и тащащего на плече Теколотля. Оказалось, в какой-то момент мальчишка повалился на землю и сказал, что больше не может ни бежать, ни идти. Тогда Харкол взвалил его на плечо и пронес пару километров до дома. Теколотлю было ужасно стыдно, он стиснул губы и старался никому не смотреть в глаза, будто проиграл все свое состояние и душу тоже. Спустя час он молча взял нож и отправился чистить картошку. Мецтли хотела ему сказать, что ей бы лучше сварить все в кожуре, но промолчала.

@темы: Мазня моя, Tera

URL
Комментарии
2014-09-09 в 18:31 

KeyHof
Свято верю в ту фигню, которую несу ежедневно!
Ну отлично же! История началась и будет продолжаться! Наши прекрасны! ♥

   

Совячье гнездо

главная